?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Оказывается, Денисов водил Таню в театр. Когда мы ещё не были знакомы. Это сегодня он работает охранником в КПЗ возле Смоленского базара, а раньше он был театрал, сидел возле задрота Беляева на первой парте, смотрел в его конспекты, когда отвечал, и лил много воды, разводя руками. Преподаватели думали, не может же парень, который так аккуратно причёсан и у него голубые глаза, к тому же который сидит рядом с задротом Беляевым, ничего не знать.  В самодеятельном театре Денисов играл поэта Есенина. Из образа никогда не выходил. Ему было тяжело среди этого косного и глупого общества, поэтому заходя в аудиторию, он всегда морщился. Ах, эта мигрень, она меня убьёт, как бы говорил он нам! Трудно быть поэтом. Таня говорила, что он захотел приобщить её к таинственному миру партера и занавеса, и она согласилась. Денисов был предупредителен и галантен, как и подобает поэту. Ни тебе глупостей, ни тебе намёков, был в плаще и даже ручку поцеловал на прощание.

И вот уже после того, как мы с Таней стали ходить, захотелось мне тоже приобщиться к этому чудесному миру вешалки и перевоплощений. Погрузиться и прикоснуться. В общем, автобус «десятка» гостеприимно распахнул свои двери прямо напротив здания с большими круглыми колоннами. Театр, значит. Имени Якуба Коласа в Витебске. Был заявлен спектакль по Булгакову, который пишет чего-то там про Мольера. Типа, художник и власть. Но Подколесина на сцене не было, как говорится. Как не было ни Воланда там, ни Варенухи, ни даже Альцеста или Сганареля, ни всяких-разных вельмож, ни даже их пронырливых и смекалистых слуг. А были товарищи Ленин и Сталин, поздняя перестройка на дворе, про Ленина или Сталина не высказался – день жизни потерял. Вот режиссер решил от тенденции модной не отставать, все-таки он поэт, рупор эпохи, так сказать. Ну и придумал он, что Ленин - это любовница Сталина. Такой творческий режиссер драмтеатра имени Якуба Коласа. Переосмыслил классику и приспособил её к злобе дня.
В перерыве мы пошли домой, или как у них там называется, в антракте. А тетка, что польты выдаёт там, где театр начинается, и говорит такая, а чего уходите, ребята? Так вроде ни Мольер, ни Булгаков такого не писали, говорим. А она усмехнулась, тетка из гардероба, и говорит такая, так это ж театр, это понимать надо.