?

Log in

Если бросить яйцо со смертью Кощея на землю, то оно провалится сквозь толщу мягкого и тёплого жира. И никто не умрёт.
Они спят со своими дочерьми, у них грудь на спине, голова – на заднице, они съедают человека с удовольствием и урчанием просто так на частной, охраняемой вечеринке. Но они богаты, ослепительны, любезны и влиятельны. Ни поймать их невозможно, ни убить. Потому что, наверное, вам всё кажется. Паранойя у вас. Уважаемые члены общества не могут питаться человеческим жиром.

Вызовем-ка вам скорую помощь.





Tags:

Вот хлебом их не корми, дай только командирам позаботиться о подчинённых, кому-то выше голову, кому-то отдыхать, дай поделать озабоченные судьбами товарищей лица, поприкрывать раненых своим телом от осколков, то есть специально наклониться над лежащим на носилках бойцом после взрыва, чтобы осколки и камни попадали на него, а не на пострадавшего в тяжёлом и неравном бою;
Ничего не надо, кроме как поорать «бей фашистскую гадину!» и «за батько Сталина!», посеять панику, ворваться, немного поскорбить о погибшем товарище, втроём забросать гранатами две роты фашистов, дать ракету и вызвать огонь нашей артиллерии на себя и при этом потом даже не погибнуть, а с торжественными лицами сквозь бинты и марли в госпитале выслушать прочувственную речь товарища капитана про нашу гордость и нашу надежду.
Ну а повару Антоше Рыбкину ничего другого в жизни и не надо, дай только в лихую годину с радостью поменять шумовку на винтовку и погонять по железнодорожной станции парочку недотёп в немецких касках. Жаль только, что этим недотёпам и неумехам ещё и рожки не подрисовали на каски для пущего веселья и для полной схожести с неуклюжими тевтонами.

Хотя, конечно, они там не в немецких касках, а в парашютных шлемах, но это уже неважно.

Спасибо деду за победу,
Спасибо бабушке за оладушки.





Tags:

23 июля 1913 года.

Приснилась Натали Поклонская. У неё были бархатные ресницы. Мы сидели с ней на краю одуванчикового поля, и, опустив ноги в прозрачный ручей, болтали. Со всей своей немецкой сдержанностью я вдруг позвал её:

- НаташА!

Мне нравилось это подчёркнутое и неземное мягкое «ш» в этом нездешнем имени.

Read more...Collapse )
У Роберта Дюпи есть ненавистная работа на нефтяной вышке в Техасе;  девушка по имени Райетт, болтливая глупая пустышка, с одной стороны, и хитрая манипуляторша и шантажистка  – с другой; какой-то приятель, которого арестовывают по обвинению в грабеже; мутные однообразные вечера, пиво и боулинг. Роберт любит Кэтрин, но ей дороже благополучие и стабильность с его скучным братом Карлом, пусть даже за это придётся платить фальшью и лицемерием. И ещё в его душе звучит страшная какофония из звуков музыки и визга клаксонов автомобилей, стоящих в пробке. Поверхностная агрессия и напускная грубость – это его способ заглушить этот  дребезжащий ад.

Роберт – талантливый музыкант, пианист, который после ссоры с отцом, бросил занятия музыкой и уехал из благополучного и богатого дома. Но вернуться домой он тоже не может. Его дом превращается в жалкую богадельню, которую скоро приберёт к рукам бывший моряк с садистскими наклонностями Спайсер. Вот он издевается над парализованным отцом, вот он уже оказывается в постели с сестрой и можно быть уверенным, что то ли скрипач, то ли пианист Карл с вывихнутой шеей тоже окажется у него в руках. А потом – и его невеста Кэтрин, которая так хочет стабильности и покоя. Семейство проводит вечера за светскими беседами и некая женщина по имени Самия с нацистским хладнокровием рассуждает о том, как насилие доставляет людям радость и властным голосом делит их на категории и подклассы. Пусть человек будет нечист, но главное, чтобы в нём не было скверны, говорит смешная попутчица Роберта и Райетт.

Бобби даже уже не помнит, по какой причине он поссорился с отцом и бросил музыку. Но сейчас и поговорить не с кем. Отец разбит инсультами, сестра одинока и в ней играют женские желания, для Кэтрин музыка – всего лишь музыка, Карл слишком самовлюблён, а Райаетт – глупа и ничтожна до невозможности. И даже заплакать Роберт не может. Некому. Никто не обнимет.

Пять лёгких пьес – это такие пьесы, которые должен научиться играть начинающий пианист, прежде чем перейти на другие, более сложные произведения. Но вообще-то кто сказал, что эти лёгкие пьесы – лёгкие и простые? Разве Шопен может быть лёгким и простым? Дом, работа, семья, призвание – это совсем не те пьесы, которые можно научиться играть легко. Нет ничего простого и спокойного. Легче создать машину, работающую на пару.

Бобби бежит туда, где очень холодно. Прямо с автозаправки, без куртки, на попутном грузовике с огромными брёвнами. Весь холод у него внутри. Ему не страшно.

(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)

Tags:

Часть первая. Профессор

Профессор всматривался в вечернее окно, пытаясь высмотреть в нём что-то, кроме своего отражения. Под уличным фонарём с белым нездешним, но одновременно таким привычным и знакомым светом, дворник в шапке с одним ухом скрёб и долбил грязный осенний лёд. Профессор, не отрывая взгляда от чёрного металла окна, достал из переднего кармана потёртого пиджака видавшую виды расчёску, расправил и пригладил непослушные вихры вокруг круглой большой лысины, ещё раз оглядел себя в отражении и повернулся к аудитории.

- Ну, друзья, - потёр он руки, - давайте представим внутренний мир молодого человека, студента медицины… он неплохо учится, на хорошем счету у руководства и куратора… и вот он решил избрать своей специализацией проктологию.

Профессор явно был доволен своей задумкой.

- А? Что происходит у него в голове? О чём мечтает в минуты уединения? К чему стремится? Расскажите мне об этом парне! Мысли и идеалы! Сны! Нарисуйте мне его портрет!

Он воздел руки к потолку, выложенному мягкой плиткой с  кривыми дырочками для вентиляции. В аудитории стало тихо. Профессор сделал страшные глаза, захохотал и выкрикнул: «Добро пожаловать в клинику боли, мои маленькие филологи!».

Затем затих, обмяк, усталым шагом прошёл к своему месту и стал что-то торопливо писать в беспорядочно разбросанных по столу листах, перескакивая с одного на другое.

Часть вторая. Лена из Ветрино.

Однажды на лекции
по теме
эпоха возрождения
на одном гуманитарном факультете
один профессор
с непослушными вихрами
вокруг большой
блестящей лысины
предложил первокурсникам
представить себе
внутренний мир
и внутреннюю жизнь молодого человека
тоже студента
но только медицины
что выбрал специализацией своей
колопроктологию.

(Случай в поликлинике

Спасибо доктор,
говорят мама
шестилетнего Пети
и папа
пятилетнего Коли.
Солнечные кляксы
гоняют рыб
в шаре аквариума,
скачут по фанерным этажеркам
и резиновым бегемотикам.
Добрые руки доктора
сверкают
золотым браслетом часов.
Медицина
блудное дитя Гиппократа
лукаво улыбается нам
портретом
Йозефа Менгеле.)

Да!
воскликнул этот безумец
играющий на грани приличия
и правил хорошего тона
рискующий заработать донос в деканат
Хочу его портрет!
блестели его зловещие глаза
и от напряжения запотевали очки
из носа шёл дым
разве?
воздевал он руки к небу
разве вот так добровольно
сам
по собственной воле
без принуждения
и наказаний
нормальный человек
пойдёт работать
в тюрьму?!
Охранником?!
(было совсем тихо)
Ведь в конце дня
бесновался он
и крутился на кафедре
юлой
ведь в конце дня
человеку надо возвращаться
к жене и детям
ужинать
и делать уроки
строил
этот чёрт лохматый
страшные глаза.
Леночка из Ветрино
в красной кофточке
расплакалась от страха
ей казалось
что эпоха возрождения
это раб
сбрасывающий путы и давид
с голиафом
и жить без мамы
в общежитии
было ещё боязно и непривычно.

К О Н Е Ц
Какая-то картонная перекошенная муть в жёлтом платье.

Более ничего не имею добавить по этому поводу.

Tags:

Случай в поликлинике

Спасибо доктор,
говорят мама
шестилетнего Пети
и папа
пятилетнего Коли.
Солнечные кляксы
гоняют рыб
в шаре аквариума
скачут по фанерным этажеркам
и резиновым бегемотикам.
Добрые руки доктора
сверкают
золотым браслетом часов
Медицина
блудное дитя Гиппократа
лукаво улыбается нам
портретом
Йозефа Менгеле.
Вот вы говорите, сионизм, большой нос, правит миром, заговор, израильская военщина, жидомасоны и закулиса везде. Только дёрни и маска свалится. Страшные монстры со звериным оскалом правят миром крючковатой рукой и держат в страхе рядовых жителей рабочих микрорайонов. Гибнут жёны, плачут дети.

Это, конечно, всё правда!

Но как любители конспирологии, плетения интриг и подковёрной борьбы мы разоблачим другой вселенский заговор – вездесущую руку Москвы.

Вот израильский так себе фильм, сильно так себе фильм 1986 года «Битва за комитет» (הקרב על (הוועד о предвыборной кампании за место председателя домкома. Один из героев залазит на крышу, чтобы починить соседям антенну, которая «не ловит Иорданию» (לא קולטת ירדן). Он смело залазит на крышу и начинает битву с антенной. И в процессе этого боя у соседки на экране телевизора появляются вот такие кадры. Передача «Сегодня в мире», которую ведёт журналист-международник товарищ Борис Калягин. Соседка орёт «не то, не то»… Вездесущая рука КГБ пытается повлиять на борьбу ныне действующего председателя домкома Ацмона и его конкурента зубного врача Шореша.

Tags:

Я пройду любой тупик

Как-то раз (давно, лет восемь назад) в передаче «В Нью-Йорке» с Виктором Топаллером», что выходит на канале RTVi, принимал участие Сергей Соловьёв. В течение плавной и интересной беседы он вдруг рассказал о своём знакомстве с Сергеем Шнуровым, который в то время разогнал «Ленинград» и занимался всякой чепухой, типа снимания в кино, постоянного мельтешения на телеэкранах, стал каким-то героем светских хроник, Акиньшина, судебные тяжбы, пресс-конференции… И вот Сергей Соловьёв говорит Топаллеру, я ему говорю, Серёжа, ты же музыкант, тебе музыкой заниматься надо. А он мне отвечает, Сергей Александрович, а я и занимаюсь, смотрите:

Слабые собрались в кучу
И дрожа забились в трюме
Я ж играю на гитаре
В охуительном костюме.

Да, Соловьёв так и сказал. Экран попипикал.

Так вот сегодня Сергею Шнурову, который превращается в поблекший засахаренный зефир, нужен тот самый Сергей Александрович Соловьёв, который подойдёт к нему и скажет, Серёжа, ты же музыкант, тебе музыкой заниматься надо. Да, музыкой, своей музыкой, которая небогата на бемоли и диезы, но мы-то знаем, что не аккуратно и красиво оформленная нотная тетрадь делает музыку вселенским явлением и достоянием.

Музыку портит только конформизм и посещение городов русской славы.

</p>


Я стоял на небе

Или вот ещё о музыке… Новая песня и новый клип Ольги Арефьевой. Текст, как всегда у неё, несуразный и забавный, мелодия простая и ничего особенного. Но красочный и выразительный рефрен, стальное обаяние самой Ольги Викторовны, её голос  превращают песню в произведение искусства, которое хочется слушать без конца.

Profile

melnikau_maxim
melnikau_maxim

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Teresa Jones